На главную Обратная связь Поиск

Статья А.А. Михайлова «Каковую пожелают, а лучше каменную...»


(опубликовано: Слобода Царево Городище на Тоболе (1679-1782 гг.): монография / под. ред. Д.Н. Маслюженко, В.В. Менщикова. - Курган: Изд- во КГУ, 2015. - 254 с.)

 

     К началу 60-х гг. XVIII в. слобода Царево Городище представляла собой крупнейший населенный пункт в южной части Ялуторовского дистрикта Сибирской губернии. В гражданском отношении она являлась административным центром для окружающих ее сел и деревень, а в церковном – центром старейшего прихода, объединявшего жителей слободы и близлежащих селений. Время открытия Царево-Городищенского прихода совпадает с возведением здесь около 1689 г. деревянной церкви во имя покровителя Сибири святого великомученика Димитрия Солунского – первого храма в слободах по среднему течению Тобола [РГАДА. Ф.И-214. Оп.1. Д.6894. Л.26.]. В начале XVIII в. самостоятельные приходы были образованы и в других слободах: Утятской, Иковской, Белозерской и Усть-Суерской [РГАДА. Ф.И-214. Оп.1. Д.1526,1617.]. Однако в отличие от них Царево Городище уже с 40-х гг. XVIII в. являлось центром церковного заказа, объединявшего ряд приходов на юге дистрикта и состоявшего, в свою очередь, в ведении митрополитов Тобольских и Сибирских [ГАТ. Ф.И-156. Оп.1. Д.16.]. В этой части обширной Тобольской епархии заказные духовные правления находились также в Ялуторовской слободе, в Далматовском и Рафайловском монастырях, в митрополичьем селе Воскресенском, принадлежащем архиерейскому дому. Причиной такого выделения Царева Городища из числа прочих административных центров нужно признать то, что долгое время оно  являлось важным военно-стратегическим пунктом в составе Ишимской укрепленной линии. В 1-й половине XVIII в. в слободе размещались главная квартира войск Ишимской пограничной линии и штаб-квартира Сибирского драгунского полка. В то время гарнизон Царева Городища был одним из самых крупных в Зауралье, а соседние по Тоболу слободы в военном отношении находились в статусе форпостов. После строительства в середине XVIII в. Ново-Ишимской или Пресногорьковской оборонительной линии, прошедшей значительно южнее, набеги кочевников на обжитые земли прекратились. Слобода утратила значение военной крепости, но осталась местом пребывания комиссара, в ведении которого состоят слободы Курганская, Утятская и Иковская, и центром церковного заказа с наименованием Царево-Городищенского или Курганского [Михайлов, 2014, c. 171-172].

     В делах Тобольской духовной консистории, находящихся на хранении в Государственном архиве в г. Тобольске, имеется немало сведений о жизни Царева Городища во 2-й половине XVIII столетия. Среди них выделяется комплекс документов о строительстве первого в слободе каменного здания – церкви во имя Святой Живоначальной Троицы: «Дело о постройке в Царевом Городище вместо сгоревшей деревянной каменной церкви во имя Рождества Христова» (Ф.И-156. Оп.2. д.592.); «Дело о верхотурском купце Семене Семерикове, подрядившемся на поставку извести в Царево городище» (Ф.И-156. Оп.2. Д.1199.); «Доношение Царево-Городищенского духовного правления о прихожанах Царево-Городищенской Христо-рождественской церкви разночинцах Моисее Бабкине и Василии Попове, отпущенных для сбора денег на строительство новой каменной Троицкой церкви» (Ф.И-156. Оп.2. Д.2056.). Они относятся к периоду с 1763 по 1778 гг. и не только описывают малоизученную до сегодняшнего дня историю возведения Троицкого храма, но и позволяют познакомиться с церковно-приходской жизнью населения слободы в эти годы. Согласно этим документам в начале 60-х гг. XVIII в. в Царевом Городище имелся деревянный храм с двумя престолами: главным – в честь Рождества Христова и придельным – во имя святого великомученика Димитрия Солунского. Церковный причт возглавлял протопоп Иосиф Антонов, являвшийся одновременно и заказчиком духовного правления. Для отправления богослужений при нем состоял «чредной» священник и два причетника: дьякон и дьячок. В ночь на 30 апреля 1763 г. Христо-Рождественская церковь «волею Божиею неведомо от чего сгорела» [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.592. Л.1.]. В тот же день духовным правлением было проведено расследование с опросом свидетелей, благодаря чему до нас дошли подробности случившегося.

     Священник Роман Кокшарский на допросе показал следующее: «…Сего апреля 29 дня во время вечернего пения, то есть на отдание Святой Пасхи, по благовесту пришел я к вечерне и служил в указное время чреды своея. А в служении со мной были той же церкви диакон Андрей Трапезников и дьячек Лаврентий Антонов, а при том же был крестьянский сын Харлам Половников. И по отпуске той вечерни, как я осмотрел во святом алтаре, тако же приказывал крестьянскому сыну Половникову и стражу церковному Кондратью Вахрушеву, и потом в дом ушел. А в полуночи оная церковь неведомо от чего загорелась, и я услышал необычный звон и вышел на улицу и увидел - дым из оной церкви маковицей идет. И побег в церковь и горит угол близко горна, где кадила вешаются за пономарскими вратами. И на то прибежали прочие люди…». Дьякон Трапезников рассказал: «…Пришел я в церковь по благовесту для отправления на отдание Святой Пасхи вечернего пения с чредным священником Кокшарским… И по отпуску той вечерни осмотрел во святом алтаре, какож и приказывал крестьянскому сыну Половникову и стражу церковному Кондратью Вахрушеву, и потом в дом ушел. А в полуночи оная святая церковь загорелась, и я услышал необычный звон и в то же время пришел ко мне из церкви караульный крестьянин Павел Соловьев и сказал, что церковь горит. И со оного слова я и побежал в церковь и пришед увидел: горит между алтарями близко горна под подволокой и где кадила вешаются. При том были в церкви протопоп Иосиф Антонов, священник Роман Кокшарский, разночинец Григорий Мякинин и прочие, и выносили святые иконы и церковную утварь, сколько могли, и потом жаром одолело…». Живший в версте от храма дьячок Лаврентий Антонов показал: «…Пришел я для отправления на отдание Святой Пасхи в церкви вечернего пения чредным священником Кокшарским, а при оной церкви были дьякон Андрей Трапезников и крестьянский сын Харлам Половников. А я во время службы в алтарь не входил и был по должности своей на крылосе. А в пожарный случай был, только к началу не поспел за дальностью от церкви. А как пришел, только уже церковь обнялась огнем…» [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.592. Д.2-2об.].

     Все эти обстоятельства были изложены 1 мая 1763 г. в доношении протопопа Антонова митрополиту Тобольскому и Сибирскому Павлу (Конюскевичу). Этот преосвященный во время своего правления (1758-1768 гг.) много внимания уделял сооружению каменных храмов. Дело в том, что незадолго до его прибытия на кафедру в Тобольске случился очередной пожар, уничтоживший значительную часть городской застройки, в том числе две церкви. В многочисленных приходах епархии частые пожары также наносили непоправимый ущерб деревянным церковным зданиям. Поэтому митрополит Павел принял энергичные меры к сооружению повсюду, где это возможно, каменных строений. Устройство деревянных храмов разрешалось только в тех селениях, где возведение каменных было невозможно из-за местных условий, в частности по причине отсутствия строительных материалов и затруднительности их доставки [Софронов, 1998, с. 109]. Очевидно Царево Городище, располагавшееся на значительной по тому времени водной артерии, по мнению преосвященного Павла к таким населенным пунктам не относилось, поэтому на полученном доношении им была наложена резолюция: «Каменную строить лучше». В соответствии с ней Тобольская духовная консистория указом от 23 мая 1763 г. предписала Царево-Городищенскому духовному правлению для соблюдения всех формальностей направить на имя митрополита «заручное прошение» прихожан о разрешении построить на погорелом месте новую церковь, «каковую пожелают, а лучше каменную» [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.592. Л.3.].

     Между тем, еще 10 и 15 мая 1763 г. в духовное правление дважды подавались прошения, которые от имени всех «того прихода крестьян и разночинцев» были подписаны наиболее авторитетными прихожанами. Среди них на первом месте отставные военные: секунд-майоры Козьма Григоров и Тимофей Мякинин, прапорщик Никита Черных, вахмистр Алексий Давыдов, каптенармус Иван Пушкарев, лейб-гвардии сержант Прохор Сартаков, драгуны и солдаты Иван Серков, Семен Пихтин, Алексий Барашев, Петр Кузьмин, Антипа Юрганов, Михайло Гилев и Иван Верещагин; далее - представители администрации и «приказые служители»: Царево-Курганской конторы комиссар тобольский дворянин Иван Фефилов, канцелярист Михайло Лобанов и копиисты Иван Макаров, Филат Попов и Прокопий Десятов, церковный староста Григорий Пушкарев, мирской староста Захар Шашминцев; в последнюю очередь – выборные Никифор Комшилов и Петр Васильев, сотник Еремей Кокин, «лучшие люди» Леонтий Комшилов, Михайло Шеломов и Давид Каргаполов, крестьяне Ефим Рознин, Иван Стрельников, Иван Балдинцев, Степан Самарин и Иван Ульянов. В прошениях они сообщали о своем желании выстроить на погорелом месте деревянную двухпрестольную церковь, «а пока она строением будет происходить, то для служения и христианской пользы определить в церковь же состоящий в Цареве Городище двор о двух покоях, который наперед сего был Сибирского драгунского полка канцелярией, а ныне де оный двор состоит по покупке от оного полку Царева Городища всех крестьян празден, и тако во имя Рождества Христова ко оному двору пристроить алтарь, также по церковному манеру и крышу и прочее поправить». Вскоре духовное правление донесло о решении прихожан митрополиту Павлу, одновременно затребовав от него благословенных грамот на устройство временной церкви и на возведение нового деревянного храма. Для получения грамот в Тобольск направлялся выбранный прихожанами отставной драгун Иван Верещагин [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.592. Л.16-17, 24-24об.].

     Первое прошение прихожан 2 июня 1763 г. было подано преосвященному Павлу, который наложил на нем резолюцию о выдаче требуемых грамот, в том числе на строительство новой церкви, причем, невзирая на высказанное прихожанами намерение, именно каменной. 5 июня 1763 г. им была подписана благословенная грамота на перестройку купленного «мирским коштом» здания бывшей полковой канцелярии во временный храм, который должен был действовать «пока в том Цареве Городище вновь построена будет каменная церковь». Храмозданная грамота на возведение каменного двухпрестольного храма во имя Рождества Христова с приделом в теплой трапезе на левой стороне в честь великомученика Димитрия «на том же месте или где лучше окажется» была подписана 9 июня 1763 г. [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.592. Л.18-18об.]. Грамота эта была вручена отставному генерал-майору Якову Степановичу Павлуцкому, который в 1763 г. поселился с семьей в Царевом Городище, став прихожанином Христо-Рождественской церкви [Кузьмин, 2011, с.16]. Яков Степанович, занимавший во время своей службы значительные должности в военном ведомстве и имевший широкие связи в столице Сибири, а также его сын Яков Яковлевич, ставший вскоре полицмейстером в г. Тобольске [ГАТ. Ф.И-661. Оп.1. Д.160. Л.1об.], в дальнейшем будут принимать активное участие в трудах по постройке каменного храма, используя, видимо, и имеющийся в их распоряжении «административный ресурс».

     Обе грамоты были получены духовным правлением 18 июня 1763 г. Вместе с ними был выслан антиминс для временной церкви, а 24 августа 1763 г. протопоп Иосиф Антонов соборно с местным причтом заложил пристраиваемый к ней алтарь. Осенью работы по переоборудованию здания были окончены, в него были внесены образа и церковная утварь. Освящение Христо-Рождественской церкви было совершено тем же заказчиком Антоновым в сослужении причта 27 октября 1763 г., после чего в ней начались богослужения [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.592. Л.19-22об.].

     Одновременно велась подготовка к возведению каменного храма. Такая значительная постройка требовала больших материальных затрат. Поэтому прихожане подпиской от 20 мая 1763 г. выбрали из своей среды отставного драгуна Ивана Верещагина, поручив ему запросить из консистории шнуровую книгу, «с которой ходить в Сибирской и Оренбургской губерниях в городах и острогах и слободах и селах и деревнях впредь на три года и сбирать от доброхотных дателей» пожертвования на строительство [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.592. Л.25-25об.]. Ходатайство было одобрено епархиальным начальством, и 18 июня 1763 г. сборная книга была получена в духовном правлении.  23 июня 1763 г. генерал-майор Я.С. Павлуцкий «в бытность в городе Тобольске» заключил подряд на доставку в Царево Городище необходимой для кладки стен извести с верхотурским купцом Семеном Семеновичем Семериковым. Подрядчик обязался доставить весной 1764 г. «по вскрытии первой полой воды до городя Тюменя, а оттуда и до Царева Городища зимним временем своими работными и на своих барках, ежели от Верхотурского воеводы поручика Бушнева в постройке воспрещения не будет» пятьсот двадцатипудовых бочек извести «самой чистой кипелки» ценой по 40 копеек каждая [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.1199. Л.1-3об.]. Тем же Я.С. Павлуцким в г. Тобольске 1 декабря 1763 г., 20 февраля и 1 марта 1764 г. были подряжены для изготовления 155 тысяч штук кирпича городские «разных чинов жители, а именно: посадский Иван Гладышев, цеховой Дмитрий Таскин, подгородный крестьянин Марко Токарев, разночинцы Афанасий Качалов да кузнец Степан Хапов», который подрядился ковать «решетки к окнам, у связей обухи делать и сваривать оные связи, гвозди и прочие, к тому церкви строению принадлежащие, железные поделки» [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.1199. Л.12-13об.].

     22 июня 1765 г. прихожане во главе с отставным коллежским советником Моисеем Мавриным объявили Царево-Городищенскому духовному правлению, что «на каменное строение ныне и принадлежащие материалы на первый к заложению той церкви случай, как то кирпич, известь, песок и прочие состоят в готовности, и как уставщик к строению той церкви, так и другие для клажи каменщики и прочие работные люди с общего их прихожан согласия уже подряжены». Оставался не решенным лишь вопрос о выборе архитектурного проекта будущего здания, поэтому «все прихожане согласно возжелали» возвести храм «по примеру и сочиненной модели» церкви Тобольского Богородице-Рождественского девичьего монастыря. Одновременно они просили главный холодный храм переименовать в честь Пресвятой Живоначальной Троицы, а в теплой трепезе устроить два придела: справа – Христо-Рождественский, слева – Димитриевский. Такое расположение престолов являлось для них более удобным «по тому резону», что день Святой Троицы празднуется летом, а Рождество Христово – в зимнее время, «в чем и господин генерал-майор Павлуцкий согласен» [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.592. Л.28-28-28об.]. Доношением от 25 июня 1765 г. духовное правление изложило обстоятельства дела митрополиту Павлу и запросило благословения «среднюю большую холодную церковь переименовать во именование Живоначальной Троицы, …а Христо-Рождественскую церковь по правую сторону в теплой трапезе приделом пристроить дозволить, ибо оный праздник в зимнее время бывает». Для исходатайствования грамоты на закладку в Тобольск был отправлен выборный от прихожан крестьянин Иван Петрович Васильев [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.592. Л.29об.].

     Доношение было доставлено в Тобольск 9 июля 1765 г., а 13 июля была преосвященным Павлом подписана благословенная грамота на заложение каменной церкви «во имя Пресвятой Живоначальной Троицы с приделами Рождества Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и Святого Великомученика Димитрия… на удобном и неводопоемном месте» [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.592. Л.30-30об.]. 23 июля грамота была доставлена в слободу, и 21 августа 1765 г. «в день недельный» храм был заложен Царево-Городищенским заказчиком протопопом Иосифом Антоновым «на сгоревшем Христо-Рождественской церкви месте». Рапортом от 23 августа заказчик докладывал митрополиту, что с момента закладки сооружение фундамента «благополучно производится» [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.592. Л.32.].

     Практически сразу возникли трудности с исполнением подрядчиками взятых на себя обязательств. Доношением от 6 октября 1765 г. заказчик Антонов сообщал консистории об итогах летнего строительного сезона, который продолжался до 20 сентября: «…холодная впереди церковь по обеим сторонам с алтарем, захватив и придельных теплых… алтарей округлости до половины, вся выйдена уже наверх фундамента. На которое строение и употреблено материалов: извести до 2 тысяч пудов, кирпича 65 тысяч 800. А к будущему лету на строение оной церкви…, колико в подряде состоит у кирпичных подрядчиков кроме тобольских…, по обжигу поставкою на место производится. А известь и сверх прежнего подрядчика верхотурского купца Семена Семерикова… уже другие подрядчики, Царева Городища жители, поставить… из Троицкой крепости вверх по Тоболу реке в будущее лето по скрытию льда вешним временем водяною коммуникациею потребное число подряжены. Так же и прочие, принадлежащие к тому строению, материалы по возможности заготовляются, к чему и я всевозможное старание прилагаю…» [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.592. Л.33-33об.].

      Как видим, тобольские жители, подряженные Я.С. Павлуцким, не являлись единственными поставщиками кирпича. Прихожане вынуждены были нанять для его изготовления и местных жителей. Причина этого выясняется из доношения протопопа Антонова преосвященному Павлу от 27 августа 1765 г., в котором он сообщал о работе тоболяков: «…ими, подрядчиками, оного кирпича к нынешнему лету несколько тысяч и заготовлено, только еще не обожжено. А минувшего июля 24 дня сего 1765 года чрез нарочно присланных в Царево Городище от Ялуторовской управительской канцелярии рассыльщиков означенные кирпичные подрядчики Гладышев с товарищи и кузнец Хапов… за неплатеж ими по своей команде за два года подушных в казну государственную денег, взяв с женами и с детьми их, увезли в ту Ялуторовскую управительскую канцелярию для высылки в Тобольск под караулом, где и содержались немалое время…» [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.1199. Л.12-13.]. Царево-Городищенское духовное правление, указывая, что одним из последствий этих обстоятельств могло стать то, что «за непоставкою… кирпича в предбудущее лето, конечно, в строении церкви последовать может крайняя остановка», а также для того, чтобы уже выплаченные подрядчикам церковные «казенные деньги не могли и вовсе утратиться», ходатайствовало перед Тобольской консисторией о принятии срочных мер [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.1199. Л.13об.]. В результате переписки между консисторией, духовным правлением, Ялуторовской управительской канцелярией, Сибирской губернской канцелярией и Тобольским губернским магистратом конфликт интересов был урегулирован. С общего согласия прихожан подушные деньги за подрядчиков были внесены из средств церковной казны, а они вынуждены были их отработать. Для того, чтобы «они, подрядчики, здесь в Царевом Городище для той кирпичной работы жительство имели беспрепятственно», были исходатайствованы паспорта для тех из них, кто таковых не имел. Итоги разбирательства были изложены в указе Тобольской консистории Царево-Городищенскому духовному правлению от 5 ноября 1765 г. На сохранившемся в консисторском деле черновике указа имеется отметка: «Отдан иеромонаху Патрикию для отдачи в дом Якова Павлуцкого к пересылке в Курган» [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.1199. Л.14-19об.]. Возможно, это первое упоминание, хотя и не в официальной переписке, будущего названия города. Указ был получен духовным правлением 2 января 1766 г., и в тот же день протопоп Иосиф Антонов рапортовал в консисторию о том, что «означенные подрядчики Гладышев и Таскин и прочие тобольские же разночинцы трое, а именно Марко Токарев, Афанасий Качалов и Степан Хапов… с данными им от команд паспортами для зарабатывания состоящих на них… церковных денег в Царево Городище явились, где и поныне находятся» [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.1199. Л.20.].

     Другим препятствием в возведении храма стало неисполнение подряда на доставку извести купцом Семериковым. Протопоп Антонов 27 августа 1765 г. доносил митрополиту Павлу, что ему по заключенному договору «и деньги наперед сполна 200 рублев выданы, да и сверх оных еще поверенному его… Алексею Дуранину дано на ссуду 10, а всего выдано 210 рублев». Между тем, Семериков «оной извести того 1764 года летним временем чрез… поверенного Дуранина и приплавил дощаником, как от него объявлено, якобы половинное число, то есть 250 бочек, вверх по Тоболу реке в Верх-Суерской слободы до деревни речкиной, которая от Царева Городища вниз по Тоболу реке состоит в 70 верстах, и за неспособностью тогда по осеннему времени судового хода за маловодием прошедшего лета оставлена оная известь по выгрузке в той Речкиной деревне» и в Царево Городище не доставлена. Поэтому прихожане вынуждены были искать среди жителей Царева Городища и прочих мест желающих вывозить известь подводами, которые «отыскались и возят» [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.1199. Л.1-2.]. Духовное правление просило консисторию принять меры к розыску Семерикова, т.к. «где оный подрядчик находится, известия и поныне получить о нем не можно». В свою очередь консистория промеморией от 11 октября 1765 г. запросила Тобольский губернский магистрат о розыске купца Семерикова. Однако в ответ магистрат сообщил, что «оный Семериков по обязательству его в Тобольской питейной конторе по контрактам находится ныне в городе Березове при питейных и прочих сборах поверенным», которых «опричь Сибирского приказа ведать не повелено, зачем магистрату Тобольскому к высылке оного Семерикова из Березова и приступить не можно». Консистории же рекомендовалось, «дабы оная к высылке упоминаемого Семерикова из Березова благоволила требование возыметь, отколь за благо рассудит, кроме здешнего магистрата» [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.1199. Л.4-9.].

     Таким образом, дело затягивалось и доставка извести для летнего строительного сезона 1766 г. была под угрозой. Протопоп Антонов 1 апреля 1766 г. доносил митрополиту Павлу, что «подрядчик Семериков и поныне для поставки той извести в Царево Городище не явился, и где находится и поныне неизвестно». Выгруженная же его поверенным верхотурским посадским Дураниным в д. Речкиной известь «была оставлена без всякого призрения и никем… в Царево Городище не поставлена и не сдана». Поэтому вывезенной в лето 1756 г. гужевым транспортом извести оказалось только 94 бочки и 6 пудов, а не 250 бочек, как объявлял подрядчик, «и по вывозке в Царево Городище оная известь в церковное строение употреблена уже большая половина». Из-за отсутствия же достаточного ее количества «в ныне наступившее лето в строении церкви может неотменно последовать крайняя остановка, а прочих материалов сверх оной извести к тому строению состоит в готовности довольно», в связи с чем заказчик вновь ходатайствовал о розыске подрядчика [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.1199. Л.24-25об.]. Исчерпав все другие способы решения проблемы,  митрополит Павел был вынужден сообщить обстоятельства дела Сибирскому губернатору Денису Ивановичу Чичерину [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.1199. Л.10-11об.]. Видимо, обращение к такой высокой инстанции сыграло свою роль, и необходимые шаги со стороны гражданских властей были сделаны. В следующем 1767 г. купец Семериков направил на имя преосвященного письмо, в котором сообщал о передаче  «от чистосердечия» «для строящейся святой церкви в приклад на оное строение извести по своему желанию» и просил, чтобы преосвященным «повелено было при Тагиле реке будущего 1768 года кому надлежит принять 150 бочек, да плит, которые в действие могут оказаться, сажень» для вывозки их в «вешнее время». За это он просил избавить его от подряда по доставке извести в Царево городище, по которому у него «сего лета и оставшаяся исправлена, только за мелководием все барки не выплыли» и освободить от штрафа [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.26.]. Очевидно, просьба его была преосвященным Павлом уважена, пожертвованная известь была доставлена и работы по возведению храма продолжались. В 1770 г. известный географ и путешественник П.С. Паллас, проезжая через Курганскую слободу, отмечал, что «вместо старой деревянной церкви начали строить каменную; но так как в окрестности сего места в извести недостаток и должно оную привозить из Шадринска и Тюменя, то строение производится медлительно» [Паллас, 1786, c.60].

     Одной из причин замедлений в строительстве, которое велось на деньги прихода, могло быть и отсутствие в церковной казне достаточных средств, необходимых для возведения такого большого здания. Известно, что прихожане еще 24 июля 1765 г. через духовное правление запросили Тобольскую духовную консисторию о выдаче новой сборной книги в дополнение к уже имеющимся, «дабы… впредь оной церкви за скудостию… и за великими расходами казны церковной не могло в строении последовать остановки». В соответствии с резолюцией преосвященного Павла указом консистории от 22 августа 1765 г. была выдана шнуровая книга для сбора пожертвований по Тобольской епархии сроком на три года. Получил ее выборный от прихожан - крестьянин Белозерской слободы Осип Зотиков [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.592. Л.34-36.]. Сборные книги выдавались консисторией и в последующие годы. Епархиальный центр в этот период не мог оказать существенную финансовую помощь, т.к. подписанный императрицей Екатериной II 26 февраля 1764 г. Манифест о секуляризации церковных владений лишил епархию большего числа доходов, что повлекло за собой разорение и упадок в делах. Тогда же были введены для духовенства штатные оклады, которые были намного меньше получаемых ими ранее доходов. Протестовавший против такого вмешательства государства в церковные дела митрополит Павел в начале 1768 г. был смещен с Тобольской кафедры, лишившейся с этого времени статуса митрополии [Софронов, 1998, c. 110-111]. При его преемнике епископе Тобольском и Сибирском Варлааме (Петрове) во 2-й половине 1769 г. был упразднен Царево-Городищенский заказ. Все его приходы, в том числе и Царево-Городищенский, были переданы в ведение Ялуторовского духовного правления, а бывший заказчик Иосиф Антонов вскоре перешел в ранг десятоначальника, контролировавшего деятельность нескольких церковных причтов. Еще находясь на прежней должности, доношением от 1 мая 1769 г. он вынужден был сообщить епископу Варлааму, что отпущенные им 7 февраля 1767 г. «при данном им паспорте с данною из Тобольской духовной консистории для собрания по всей Тобольской епархии от доброхотных дателей прикладов на созидание строящейся в Царевом Городище каменной трехпрестольной церкви в низовые города шнуровою книгою» выбранные из числа прихожан разночинцы Моисей Бабин и Василий Попов, «коим по отправлении уже времени минуло два года и три месяца, и поныне с тою книгою в Царево Городище не явились, и где такое долгое время находятся… неизвестно» [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.2056. Л.1а-1аоб.]. Консистория 28 сентября 1769 г. начала дело «о сыске оных сборщиков» через Сибирскую губернскую канцелярию [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.2056. Л.2.]. Чем закончился розыск, неизвестно, но благодаря ему до нас дошло описание внешности жителей Царева Городища тех лет. В своем доношении протопоп Антонов писал: «А приметами оные разночинцы: Бабин – росту среднего, лицом одутловат, бел, волосом светло-рус, борода небольшая, говорит валовато, ноги знобленные; Попов – росту небольшого, волосы на голове и в бороде темно-русые, борода небольшая же, говорит сипаво, на носу от перелома небольшой рубец, лицом саблеват, на глазах туски, грамоте читать и писать умеющий» [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.2056. Л.1а.].

     Несмотря на трудности, строительство храма продолжалось. Доношением от 23 июля 1773 г. прихожане, сообщая епископу Варлааму, что «ныне два престола Рождества Христова и великомученика Димитрия уже строением и всеми надлежащими к церковному украшению потребами действительно приведены», просили о разрешении освятить их и «на оное снабдить благословенною грамотою». Одновременно они доносили, что «два антиминса, один, на котором в нынешней Христо-Рождественской деревянной церкви святая служба совершается, а другой из прежней сгоревшей деревянной же церкви на имя святого великомученика Димитрия, имеются целые и не ветхие, на которых и службы производить можно» [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.592. Л.5-5об.]. Согласно резолюции преосвященного Варлаама в Царево Городище были высланы два новых антиминса, и выдана подписанная им 5 августа 1773 г. благословенная грамота на освящение придельных храмов. Грамота и антиминсы были доставлены в Царево Городище 15 августа 1773 г. [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.592. Л.6.]. В том же году протоиереем Иосифом Антоновым соборно с местным причтом приделы были освящены: Димитриевский - 23 сентября, Христо-Рождественский – 28 октября. С этого времени в них начались регулярные богослужения [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.592. Л.7.].

     Возведение главного Троицкого храма было окончено к весне 1778 г., а 28 апреля десятоначальник Иосиф Антонов, священники Христо-Рождественской церкви Курганской слободы Федор Наумов и Иван Мартынов с церковным старостой Григорием Михайловичем Пушкаревым рапортовали в Ялуторовское духовное правление, что «в той слободе каменная вновь строящаяся церковь во имя Святой Живоначальной Троицы в совершенное окончание приведена и всеми принадлежащими ко благолепию церковному надобностями к освящению состоит в готовности». Тем же рапортом они доносили, что «в Рождественском и Димитриевском приделах в церкви и во святых алтарях деревянные полы… и престолы снизу весьма погнили, отчего де оные престолы и колеблются, в коих де и служение производится с опасностью, и вместо тех деревянных полов во оных приделах, как в святых алтарях, так и в церкви, имеют они выслать кирпичные». Сообщая об этом епископу Варлааму доношением от 4 июня 1778 г., Ялуторовское духовное правление запросило у него благословения на освящение храма и выдачу для этого нового антиминса, для получения которых в Тобольск был послан пономарь Иван Антонов. Одновременно духовное правление сообщало, что по свидетельству заказчика протопопа Иосифа Нагибина полы и престолы в приделах новой церкви «подлинно сгнили и служить на тех святых престолах за колебанием опасно», и просило разрешения «полы каменные выслать и сделать в святых алтарях вместо погнивших престолов новые» [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.592. Л.9-9об.]. Своей резолюцией от 8 июня 1778 г. преосвященный Варлаам уважил ходатайства прихожан. В грамоте, подписанной им 12 июня 1778 г., благословлялось протоиерею Нагибину освятить Троицкий храм на выданном антиминсе. Одновременно в Ялуторовск был выслан с пономарем Иваном Антоновым указ Тобольской духовной консистории от 12 июня 1778 г., которым предписывалось духовному правлению «в приделах полы кирпичные выслать и, ежели святые престолы повреждены, приказать новые сделать и освятить» их заново [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.592. Л.10.].

     Документы были получены духовным правлением 23 июня 1778 г., но вскоре Ялуторовский заказчик Иосиф Нагибин умер, не успев освятить Троицкую церковь и сделать распоряжений по переустройству приделов. В связи с этим проживавший в Тобольске коллежский асессор Яков Яковлевич Павлуцкий 12 августа того же года подал епископу Варлааму прошение, в котором писал: «А ныне я уведомился, что означенный протопоп Нагибин помер, а при жизни его по означенным грамоте и указу исполнения не учинено. Того ради Вашего Преосвященства покорнейше прошу по неимению ныне в Ялуторовске заказчика приказать о освящении оной церкви, а по переправке и приделов дать грамоту на имя находящегося в самой Курганской слободе протопопа Иосифа Антонова, который оную церковь и с приделами закладывал» [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.592. Л.12-12об.]. На прошении преосвященный Варлаам наложил 13 августа резолюцию о выдаче новой грамоты и возвращении прежней. Благословенная грамота была им подписана 14 августа 1778 г. и предписывала протоиерею Антонову освятить как вновь выстроенную холодную Троицкую церковь, так и придельные храмы после устранения в них ветхостей и устройства новых престолов, после чего «велеть в них священнослужение отправлять, и когда освящены будут, репортовать». Грамота эта была передана Я.Я. Павлуцкому консисторским копиистом Федором Чекуновым [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.592. Л.13.]. Прежняя благословенная грамота, выданная на имя Иосифа Нагибина, была выслана в Тобольск при рапорте Ялуторовского духовного правления от 3 октября 1778 г., которым епархиальному начальству сообщалось, что антитминс для нового храма передан протопопу Иосифу Антонову [ГАТ. Ф.И-156. Оп.2. Д.592. Л.14.].

     Состоялось ли в 1778 г. освящение Троицкого престола, неизвестно. Каких-либо документов по этому вопросу к настоящему времени не обнаружено. Возможно, реконструкция приделов в итоге привела к необходимости значительных переделок и в холодной церкви, что повлекло за собой переустройство ее внутреннего убранства, послужившее препятствием к освящению. В этот период могла продолжать действовать временная деревянная церковь, освященная в свое время в честь Рождества Христова. Во всяком случае, до 1805 г. храм во всех документах продолжает именоваться Христо-Рождественским и только с этого года получает название Троицкого. Датой его постройки в клировых ведомостях первоначально значился по неизвестным причинам 1762 г., в более поздних - 1767 г. [ГАКО. Ф.И-235. Оп.1. Д.204. Л.1об.; Д.205. Л.1об.; Д.206. Л.1об.]. Отсюда эта дата, обоснованность которой документами не подтверждается, была перенесена во все справочники, а позднее – в краеведческие и научные издания. Таким образом, подлинных документов, свидетельствующих о дате освящения Троицкой церкви, на сегодняшний день не обнаружено. Этот вопрос остается открытым и нуждается в дальнейшем изучении.

 

Богородице-Рождественская церковь в г. Тобольске.
Богородице-Рождественска...

Богородице-Рождественская церковь в г. Тобольске.


Фото нач. XX в.
Епископ Тобольский и Сибирский Варлаам Петров.
Епископ Тобольский и Сиби...

Епископ Тобольский и Сибирский Варлаам Петров.


Портрет нач. XIX в.
Митрополит Тобольский и Сибирский Павел Конюскевич.
Митрополит Тобольский и С...

Митрополит Тобольский и Сибирский Павел Конюскевич.


Портрет XIX в.
Свято-Троицкая церковь г. Кургана.
Свято-Троицкая церковь г. ...

Свято-Троицкая церковь г. Кургана.


Фото кон. XIX в.
Свято-Троицкая церковь г. Кургана.
Свято-Троицкая церковь г. ...

Свято-Троицкая церковь г. Кургана.


Фото нач. XX в.

 

 

Список источников и литературы

Неопубликованные источники

ГАКО. Ф.И-235 «Тобольская духовная консистория».

ГАТ. Ф.И-156 «Тобольская духовная консистория».

ГАТ. Ф.И-661 «Тобольская полицмейстерская контора».

РГАДА. Ф.И-214. «Сибирский приказ».

 

Опубликованные источники

Паллас П.С. Путешествие по разным местам Российского государства. Ч.2. Кн.2. 1770 год. СПб.: При Имп. Акад. наук, 1786. 571 с.

 

Литература

Кузьмин А.Д. Огонь столетий. Шумиха: ОГУП «ШМРТ», 2011. 416 с.

Михайлов А.А. Курганская Троицкая церковь // Альманах «Тобольск и вся Сибирь». Курган. Т. XXIII. Тобольск: Издательский отдел Общественного благотворительного фонда «Возрождение Тобольска», 2014. С.171-179.

Софронов В.Ю. Светочи земли Сибирской. Биографии архипастырей Тобольских и Сибирских (1620-1918 гг.). Екатеринбург: ИПП «Уральский рабочий», 1998. 263 с.

 

Список сокращений

ГАКО – Государственный архив Курганской области.

ГАТ - Государственный архив в г. Тобольске.

РГАДА – Российский государственный архив древних актов.